Автор Тема: Различение птиц по голосам  (Прочитано 323 раз)

Оффлайн Р.С.

  • Администратор
  • канареечный охотник
  • *****
  • Сообщений: 3681
  • skype: скайп rsk319 (Николаич)
  • Населённый пункт: Москва
Чтобы различать птиц по голосам, надо обладать не только развитым музыкальным слухом, но и хорошей слуховой памятью. Вот что пишет об этом орнитолог Олег Белялов: "...отличать их по памяти – это уже высший пилотаж. Я каждый сезон весной восстанавливаю в памяти вновь многие голоса."

© Олег Белялов

Бледная бормотушка
Hippolais pallida elaeica
Нашёл что показывать – скажут многие.
Их право. Но я считаю, что это мой самый ценный фото-трофей последней поездки.
Кому-то покажется это странным – ну птичка то ничем не примечательная. Серенькая. Но те, кто в теме, меня поймут) Есть достаточно много трудноопределимых птиц. И как раз в семействе славковых, к которому относятся представители рода Hippolais, их достаточно много. Одни пеночки чего стоят – недавно Sergey Volkov писал об этом. Но по мне, так нет ничего более захватывающего, чем группа «маленьких сереньких птичек» - бормотушек и пересмешек, объединённых под именем Hippolais. Когда-то, когда я был ещё начинающим юным натуралистом, то всех встреченных на своём пути орнитологов, доставал шквалом вопросов о разных птицах. Многие от меня просто отмахивались. Чаще, когда речь заходила о «мелочёвке», многие говорили мне, что они специализируются по «крупняку», а все эти пеночки, камышевки и прочая мелочь им не интересны. Набираясь опыта, я достаточно быстро понял, что орнитологи, позиционирующиеся знатоками крупных птиц, чаще и их знают плохо, или просто путают. Они вообще птиц знают плохо, при этом бывают и кандидатами и даже докторами, часто преподают. К счастью на моём пути было много специалистов высокого уровня, способных объяснить нюансы в тонкостях определения даже трудноопределимой разной сложной мелочи. Наших пеночек я уверенно определял и по внешнему виду, и по позывкам, и по песням, ещё учась в старших классах. Тогда был период знакомства с горными видами. Но настало время экспедиций в пустыню – и появились в зоне моих интересов жаворонки и бормотушки. Сложные для определения и этим очень притягательные. Это был захватывающий процесс, полный радостных открытий и разочарований. Разбираться с ними мне пришлось довольно долго. С жаворонками оказалось проще. А вот бормотушки дались не с налёта. Вначале я носил тушки из институтской коллекции для проверки к нашему корифею – Мстиславу Николаевичу Корелову. Это был ценный опыт – определение «птица в руках». В поле с этими птичками мы разбирались в совместных экспедициях вместе с Анатолием Сергеевичем Левиным и Борисом Михайловичем Губиным. Это и было самое важное время – находки гнёзд, отлов птиц паутинками. Но всё ещё было в рамках старой академической школы, главное определение по морфологическим признакам – промеры, формулы крыла, вырезки на первостепенных. Переломным стало для меня знакомство с Ларсом Свенссоном, с которым в конце 90-х – начале 2000-х я несколько раз побывал в совместных экспедициях. Как раз бледную бормотушку, которую я здесь презентую, в природе впервые мне показал Ларс. Он и объяснил многие хитрости определения разных видов бормотушек, подарил мне выпуск «Birding world» с обширной, подробной статьёй, посвящённой идентификации разных видов Hippolais.
Отсидев всю весеннюю пору на карантине, как только открылся город, я искал возможность уехать на природу. Борис Михайлович Губин пригласил в Кызылкумы. Уехали мы 4 июня. Несколько дней крутили по пустыне, по заветным местам Бориса Михайловича, где ему известен, как мне кажется, каждый куст саксаула. Птиц было много и разных. Были и бормотушки – большая H. languida и южная H. rama. Первая встретилась всего несколько раз, видимо гнездовой сезон у неё в основном закончился. Зато южная попадалась постоянно, и совершенно не прилагая усилий, специально не посвящая этому время, мы нашли два гнезда – с кладкой и маленькими птенцами. Данных о бледной из района исследований Бориса Михайловича было немного, мы несколько раз обсуждали эту тему, с мыслью – надо бы поискать. В один из дней надо было пополнить запасы горючего и по дороге на заправку мы пересекали пойму Сырдарьи. Стояла жара, послеобеденное время. Остановились у озера, с зарослями тамариска по берегу – посмотреть водно-болотный комплекс. Сразу из рогоза вылетела рыжая цапля. Особо не рассчитывая на удачу я включил «музыку» - запись песни бледной бормотушки. Через несколько секунд в поле зрения мелькнула бормотушка! Птица явно заинтересовалась песней, но вела себя осторожно. В бинокль ничего толком рассмотреть не удавалось. Пытался фотографировать, но птица лишь на мгновения появлялась на открытом месте. Были сомнения – вдруг это южная, её здесь тоже не мало. И вот из куста послышалась песня. Пела бледная! Удалось сфотографировать птицу с кормом. Прошёлся по берегу – бледные бормотушки пели ещё в нескольких местах. Определить их было легко – в моём Айфоне были голоса обоих видов, и я мог их сравнивать. Признаюсь честно – песня у них реально и есть бормотание. Бормочут они конечно каждая по-своему, но отличать их по памяти – это уже высший пилотаж. Я каждый сезон весной восстанавливаю в памяти вновь многие голоса. Бормотушек так и не держу в памяти. Вспомнил как Ларс мне несколько раз объяснял, показывая и не понимая, как это я не улавливаю такие очевидные нюансы. Лицо его было вдохновенно и смешно гримасничая он пел мне нечто подобное - «Тьють, ти – ти – ти, фьють – ти ти ти –ти» - It,s rama. А потом «Фью – ти – ти_Тю – ти, Тю- ти ти» - It,s pallida. Я говорил – Йес, ай андэстэнд, хотя конечно тут же забывал повторяемость слогов. Вообще я почти не знаю иностранного языка, поэтому общались мы больше жестами, набором латинских названий птиц, и некоторых терминов, проводя в этих интересных беседах достаточно много времени. Возможно что-то я понимал, но не так, а что-то понимал вообще не так – важно, что было очень содержательное общение, для меня несомненно полезное. Конечно многое я понял позже, переведя статьи Ларса. Теперь я просто сравнивал запись песни на Айфоне и песню очередного самца – и было мне счастье – пели pallida. Правда затесался среди них один самец rama, как всегда испортив уже начавшую выстраиваться теорию об исключительной биотопической привязанности pallida))) Сделав несколько не очень качественных снимков, я как бы удовлетворился результатом, но спросил у Бориса Михайловича про паутинку. Кто знает Губина, не даст соврать – с ним не забалуешь. Ответ был краток – «Что тебе ещё надо, понятно же, что pallida. Буду я тебе паутинку искать». Когда вернулись в лагерь, паутинку он всё же нашёл, но оказалась она 16 метровая. Такую там не воткнуть. Успокоились и легли спать. Утром меня разбудил голос Бориса Михайловича –«Олегуй, ты говорил сможешь укоротить паутинку? Поехали ловить». Было 5 утра. Я никогда прежде не укорачивал паутинки. Но тут как-то быстро у меня созрел план действий. К 6 утра 4 метровая паутинка была готова, правда кроссовки Губина лишились шнурков, ничего другого для подвязок придумать не смогли. Поехали искать шесты. Набрали тюковых верёвок. И рванули в пойму. Дальше всё было как в инструкциях, а не как в жизни. Приехали. Пять минут и паутинка стоит в том месте, где вчера самец постоянно перелетал из одного куста тамариска в другой. Включил колонку, по блютузу из айфона пошла песенка, и через несколько мгновений самец уже висел в нижнем кармане. Дальше лучше. Крыло – 68. Раз за 65 – pallida. Первое маховое маленькое – pallida. И яркая светлая кайма на крайних рулевых, как в статье Ларса. Потратив на фотосъёмку птицы немало кадров, отпустили птицу с миром (сейчас представители классической орнитологии нахмурились и дружно меня осудили). Но я не остановился на достигнутом, сбор подтверждающего материала был продолжен. В 20 метрах пел самец, «заведённый» моей «балалайкой». Я подкрался и записал его на айфон. И пусть бормотание еле слышно, в основном мычание коров и шум ветра – главное песня узнаваема. Всё – доказательная база собрана полностью. За три дня мы нашли бледных бормотушек ещё в нескольких местах. Хорошо сфотографировать птиц так и не удалось – только протокольные снимки. А 14 июня, уже на обратном пути в пойме Арыси один поющий самец пару раз отважился появится на открытом месте. Не идеальный снимок, но образ понятен. Такое вот «открытие». Хотя конечно известна была бледная для этих районов всегда, ещё со славных времён Зарудного. Но я испытал очень приятные чувства – повторюсь как в начале – кто в теме, тот меня поймёт)

14 июня 2020, р. Арысь
«Где шаблон, - там ошибок нет, где творчество, - там каждую минуту возможна ошибка».
В.В.Вересаев

 

Электропочта: kenarfond@gmail.com
Телефон для связи: +7-903-225-4779