Автор Тема: Александр Алексеевич Чупин  (Прочитано 605 раз)

Оффлайн Р.С.

  • Администратор
  • канареечный охотник
  • *****
  • Сообщений: 3575
  • skype: скайп rsk319 (Николаич)
  • Населённый пункт: Москва
С Сан-Сеичем мы просто не могли не познакомиться. Наши балконы выходили в один маленький дворик на углу Большого Харитоньевского и ул.Чаплыгина. Причем, если в нашем доме все балконы смотрели во двор, то в старинном богатом доме Сан Сеича, с фасада увешанном мемориальными табличками, балконы выходили на улицу. И лишь один-единственный, а именно балкон Чупина, выходил во двор.
С этого балкона я и услышал как-то пение канареек. Правда, они были не единственными певцами. Иногда, в особенно хорошем настроении, Сан Сеич выставлял на балкон старый проигрыватель и заводил пластинки с замечательными оперными ариями лучших мировых исполнителей. В прошлом веке такое еще практиковалось.
У Чупина была большая комната с высоченным потолком в коммуналке с коридорной системой. Помимо канареек, у него всегда жили две маленькие черные собачки, пара сиамских кошек, рыбки в аквариуме и, конечно, цветы на подоконнике.
Когда Сан Сеич гулял по Чистым прудам, мимо него трудно было пройти даже незнакомым людям. Во-первых, он всегда улыбался, во-вторых, одет был в какое-нибудь хипстерское тряпье. Не для куража, а по средствам. Две кошки в позе сфинксов сидели на его плечах, и две маленькие черные собачки бегали на длинных самодельных поводках.
Журналисты из расположенного там же, на Чистаках, многогазетного дома регулярно брали у Чупина интервью и делали с ним фотосессии. Некий центральный ТВ-канал даже напросился как-то к Сан Сеичу домой. Предполагаю, что журналисты были несколько обескуражены, потому что дома у Чупина был полный бардак.
Собственно, это был, конечно, не бардак, а творческий беспорядок в домашнем музее имени А.А.Чупина. Немалую часть комнаты занимали книги. Сеич был ветеринар, кандидат наук. Так что библиотека состояла не только из художественной литературы. Много места занимала фонотека с пластинками. Но наибольшее место было отдано различным сувенирам, собранным в результате долгих путешествий по родной стране.
Гуляя с собачками и кошками по развалинам старых домов в Б.Харитоньевском (где останавливался еще А.С.Пушкин во время своих приездов в Москву), Чупин собрал и смастерил замечательную «звонницу» из старинных разнокалиберных кованых гвоздей. Так же Сан Сеич любил ремонтировать старые часы, коих у него было множество. Настольные часы моих родителей Сеич аккуратно разобрал, почистил и вернул мне в работающем виде. С тех пор прошло, наверно, больше 20 лет. Часы исправно ходят.
А что же канарейки? Их у Сан Сеича всегда было не менее десяти. Чупин не вникал в тонкости канареечной песни. Он просто любил, когда они все пели хором. Что регулярно и происходило во время прослушивания арий из опер. Канареек Чупину отдавал его ближайший друг и попутчик в путешествиях Валерий Федорович Костюк. О нем будет отдельный очерк.
В конце прошлого века коммуналки, особенно в хороших старых домах, подвергались выкупу и расселению. Для Чупина эта необходимость оказалось страшным ударом. Чистые пруды был его район. Где он знал всех и все знали его.
Дед расстроился настолько, что всерьез обсуждал со мной письмо к мэру Лужкову. В котором просил похоронить его вместе со всем скарбом в одну большую яму. Чтобы будущие археологи когда-нибудь выкопали все это хозяйство и поняли, что составляло смысл жизни людей нашего времени.
Долго ли коротко ли, но все вещи Сан Сеича оказались упакованными в множество картонных коробок. И вместе с хозяином их отвезли в новый красивый дом в Марьино. Взамен комнаты в коммуналке Чупин получил трехкомнатную просторную квартиру на окраине Москвы. Был он счастлив? Конечно, нет!
Дед лишился всей своей родной инфраструктуры. Вместо милого его сердцу центра, с узкими переулками и бульварами, он оказался среди широченных площадей и проспектов, где не встретишь ни одного знакомого лица. Чупин начал ездить на свою «историческую родину». Частенько заходил ко мне в гости. Звал к себе. Я как-то выбрался. Большая часть коробок стояла не распакованной.
В общем, переезд морально подкосил Сан Сеича. И через несколько лет он тихо угас. Стариков нельзя кантовать. Они плохо переносят перемены…
На память от Чупина у меня осталась подаренная им редкая дореволюционная книжка «Голландская канарейка» В.Н.Гончарова. В красном переплете, который Сан Сеич сделал своими руками. И родительские часы. Что вполне исправно тикают…
Картина американского художника Harry Herman Roseland
« Последнее редактирование: Апреля 20, 2018, 23:27:01 от Р.С. »
«Где шаблон, - там ошибок нет, где творчество, - там каждую минуту возможна ошибка».
В.В.Вересаев

 

Электропочта: kenarfond@gmail.com
Телефон для связи: +7-903-225-4779