Форум Фонда поддержки русской канарейки

Общие вопросы => Птичье пение и музыка => Тема начата: Р.С. от Июня 03, 2019, 02:09:31

Название: Что такое музыка?
Отправлено: Р.С. от Июня 03, 2019, 02:09:31

У «Новой газеты» когда-то был свой сайт-форум. На нем обсуждались самые разные темы. Наука, искусство, религия, политика и многое другое. Сейчас этого сайта давно нет. Как и многих его участников-собеседников. Но их мысли сохранились. Лонгрид (много букв)! (Р.С.)
—————————————————————————
Публикация Андрея Гусева.
Памяти Бориса Соркина (Lat3760).
Ненароком обнаружил у себя текст, автором которого с очень большой вероятностью является Борис.
Во всяком случае, в наших беседах по скайпу и за рюмкой чая он часто высказывал подобные мысли.
Мне кажется, весьма интересно, познавательно и местами спорно.
---------------------------------------------------------------------------------
В одной интернет-группе зашёл разговор о выдающихся дирижёрах и вспомнили Кирилла Петровича Кондрашина.
Мне не пришлось с ним работать, но видел и слышал его много раз.
Начал вспоминать, и потянулись мысли, цепляясь одна за другую:
Кондрашин - дирижирование - оркестры - музыка...
И появилось желание рассказать, всё что надумалось.
Сразу предупреждаю: многие мысли оказались еретическими. Так что, ни в коем случае не претендую на знание истины, и никого не зову
в последователи. Даже более того, готов принять обоснованные возражения.
Только заранее прошу, на костёр еретика не посылайте.

Игра
В природе музыки нет. Есть отдельные звуки и беспорядочная смесь разных звуков - шум. Пение соловья - не музыка, а сигнал, что он ждёт самку.
Отвратительный крик красавца павлина ничем не отличается от пения
серенького соловья. Рёв быка и весенние вопли кота означают тоже самое.
Лязг от удара двух кусков металла - не музыка, и звон тетивы спущенного
лука - тоже.
Но некоторые животные, и человек в том числе, устраивают себе забаву из подручных предметов, а человек ещё и создаёт себе новые предметы для забавы. А иногда человек придумывает себе очень сложные забавы, не имеющие никакого отношения к жизни, но служащие гимнастикой для ума или мышц.
Так возникают игры. В играх определённые вещи перемещаются по
определённым правилам. о которых создатели игры договариваются заранее.
В преферансе обмениваются картами, в шахматах двигают фигурки по клеткам доски, в хоккее гоняют шайбу по льду.
Порой правила игры просты, а иногда очень сложны, и для их понимания
надо учиться.
Музыка - одна из самых сложных игр, придуманных человеком, игра со звуками.
Цель игры - расположить огромное колличество звуков во времени, следуя строгим правилам. И чем больше звуков, чем крупнее форма произведения, тем труднее игра.

Истоки
Игры со звуками пришли к нам из глубокой древности. Европейская традиция этои игры заложена греками и римлянами. Формы произведений сложились в вакханалиях и сатурналиях - карнавальных действах - и утвердились в театре.
А основы музыкальной теории закладывали такие великие умы, при упоминании о которых хочется встать. Достаточно сказать, что древне-греческие музыкальные лады проанализировал и систематизировал САМ ПИФАГОР!
А он был мужчина серьёзный и пустяками не занимался. Значит великому математику эта игра показалась достаточно интересной, чтобы потратить на неё время.

Композиция
Как и в любой игре, с её развитием и усложнением появляются профессионалы.
Они знают правила игры и технические ухищрения до последних тонкостей, и они могут сыграть так, как никогда не удастся любителю.
Одно дело - гонять мяч на пустыре по выходным, совсем другое - играть в
Лиге Чемпионов. Игрок экстра-класса понимает партнёра и соперника, видит на несколько ходов вперёд, знает, что тот может предпринять.
В музыкальной игре высший профессионал - композитор. Я имею в виду не юношу, сочинившего песенку с мелодией из пяти нот и сопровождением из трёх аккордов, а мастера, создающего сложные комбинации звуков и ритмов.
Придумать мотивчик может и неопытный любитель, но он не знает, что с этим делать дальше. А композитор может подложить под ту же мелодию и этакие аккорды, и другие, может дать мелодии много разных подголосков, может перевернуть мотив "вверх ногами" или провести его "задом на перёд".
А ещё мастер может из одного и того же материала создать и композицию для большого симфонического оркестра, и пьесу для маленького ансамбля - "скрипка, бубен и утюг". Профессионал может вовлечь в игру любые звуки.
Помните лязг двух кусков металла? Композитор применяет соударение
медных тарелок так, что этот звук становится музыкальным. Профессионалы натянули на лук не одну тетиву, а несколько, и получилась арфа - дорогое украшение любого оркестра. А Отторино Респигги ввёл в "Пиниях Рима" в состав оркестра граммофон с пластинкой - записью пения живого соловья.
И сочинил к этой соловьиной песне сопровождение симфонического оркестра.
А И.Штраус ввёл в одну из своих полек выстрел из пистолета.
Правила игры в звуки - строгие, но позволяют некоторую свободу выбрать варианты ходов. И колеги-профессионалы оценивают эрудицию и находчивость композитора, его творческий потенциал по тому, как он находит новые ходы в рамках строгих правил.
Конечно, правила со временем изменяются. И музыка 17-го века заметно
отличается от музыки 20-го. Но чтобы эти изменения вошли в общую практику, их изобретатель должен их очень убедительно обосновать, как это сделали в своё время Бах, Лист или Шёнберг.

Исполнители и слушатели
В любой игре нужен партнёр. В одиночку можно только раскладывать пасьянс.
Тоже занятно, но скоро надоест. Да и кто оценит твои успехи. Интересна борьба, соревнование, обмен ходами и ударами.
Не каждый автор может сам наилучшим образом исполнить своё сочинение, а в случае оперы или симфонии это и в принципе невозможно. Нужны исполнители.
И тут в игре возникают новые проблемы. Система записи музыки - довольно условна, автор даёт исполнителю довольно общие ориентиры, и от исполнителя во многом зависит конечный результат игры. А исполнитель - живой человек, у него своё чувство ритма, свой индивидуальный звук, каждый день меняется настроение. да и все по-разному владеют техникой игры на инструменте.
Известны две истории связанные с Чайковским (который сам ни на чём не играл хорошо). Николай Рубинштейн признал 1-й фортепианный концерт неудобоваримым.
Так же отозвался о скрипичном концерте и профессор Ауэр. Но блестящий пианист Сергей Танеев и такой же блестящий скрипач Адольф Бродский смогли справиться с техническими трудностями и неудобной фактурой этих концертов.
Благодаря им знает весь мир эти два знаменитых произведения.
Есть и ещё много примеров такого рода, говорящих о важнейшей роли
исполнителя в жизни той или иной музыки.
И ещё нужен зритель, увлечённо наблюдающий за игрой и оценивающий
результат. При этом очень желательно, чтобы зритель был знаком с правилами игры и понимал, что делают игроки. Иначе получается, как в скетче Мироновой и Менакера "На хоккее": "Десять мужиков гоняются друг за другом и бьют палками по пяткам".
Человек, никогда не слышавший никакой музыки, не поймёт и песенку Газманова.
Человек, слышавший только Газманова, не поймёт оперетту Дунаевского.
Человек не слышавший ничего, кроме Дунаевского, не поймёт симфонию Шостаковича. Он просто не поймёт, зачем собрались сто мужиков и все вместе шумят. Самый ценный слушатель в концертном зале это - человек имеющий музыкальную подготовку хотя бы на уровне начальной музыкальной школы. Он не стал музыкантом, но знает основные правила игры, понимает, что происходит на эстраде, получает удовольствие от мастерства автора и исполнителей.
Поэтому я убеждён, что музыке надо учить всех. Не обязательно учить
играть, но обязательно учить слушать, и объяснять, почему звучит так,
а не иначе.

Народная музыка
М.Глинка 150 лет назад изрёк: "Сочиняет музыку народ, а мы, музыканты, только её собираем и аранжируем". Такое самоуничижение хуже гордыни, которая, как известно - грех.
Народ ничего сочинить не может. Как вы представляете себе? Собирается всё население деревни, города, страны, и все вместе принимаются сочинять?
Или собрание народных представителей сочиняет песню, каждый - по одной ноте? Нет! Каждую, даже самую примитивную частушку, когда-то сочинил кто-то один, он и есть автор. Потом другие исполняют этот мотив с искажениями, искажения передаются другим, входят в традицию, первый вариант и его автор забываются, и мы называем песню народной.
Здесь уместно вспомнить забавный случай. На какой-то остров в Тихом океане приплыл миссионер, обратил туземцев в христианство и научил их молитвам и псалмам. Туземцы оказались способными и выучили всё очень быстро.
Но потом случился голодный год, неудачная охота... Миссионера скушали. Через 100 лет на остров снова попали европейцы и крайне удивились.
Туземцы через четыре поколения пели те же псалмы, все одинаково,
слаженно, но с одними и теми же ошибками. Как выяснилось, у съеденного миссионера был плохой музыкальный слух, он научил туземцев петь фальшиво.
Так родилась новая народная песня, псалмы полинезийские.
Народ не может сочинить "Гамлета". Это может только Шекспир.
Народ не может написать "Сикстинскую мадонну". Только Рафаэль.
В народе родился напев "Камаринской". Но дворник Прохор будет наяривать 50 раз одни и те же три такта, а Глинка сделал из этого напева блестящие симфонические вариации.
Народные мотивы и попевки - то же что глина в руках скульптора. Сама по себе глина никогда не была и не будет проявлением искусства. Искусство творит не народ, а мастер, у которого есть имя. Мастер берёт ничего не значащий мотив и своим мастерством, своей фантазией, огромным трудом создаёт шедевр. (Или бездарную пустышку. И так бывает.)

Национальная музыка
Время от времени в интеллигентских кругах разгораются, затухают и опять разгораются дискуссии о национальном искусстве. Родились эти дискуссии не сегодня и не вчера. Им около двухсот лет. Формирование современных национальных государств совпало по времени с появлением в искусстве направления "романтизм", и сопровождалось ростом национализма.
Художники-романтики принялись эксплуатировать внешние проявления
национального колорита (напевов, костюмов, мифов), полагая, что так они создают самобытное национальное искусство. Это было большим заблуждением.
Марк Шагал считается еврейским художником потому, что на его картинах изображены местечковые евреи. Но мадонны Тициана, Рафаэля и Леонардо это тоже - изображения еврейской женщины с младенцем-евреем на руках. Однако ни Тициан, ни Рафаэль, ни Леонардо от этого не стали еврейскими художниками.
Гендель и Бах, Гайдн и Лист, писавшие на библейские сюжеты, никогда
не были еврейскими композиторами. Прокофьев и Шостакович, сочиняя на материале еврейских мотивов, оставались русскими. Римский-Корсаков сочинив "Шехеразаду" не стал арабом, а Чайковский, автор "Итальянского каприччио" - итальянцем. Бетховен посвятил несколько квартетов князю Лихновскому, русскому послу в Вене. В эти квартеты он вставлял мелодии русских песен, но квартеты от этого не стали русскими, как и сам Бетховен.
У каждой группы людей есть свои традиции, свои забавы. Говорят, что
канадские лесорубы соревнуются, кто дальше бросит бревно. Думаю, что бедуины из Негева просто не поймут смысла этой игры - в Негеве не растут "брёвна". Вероятно во мне говорят упёртость еретика и снобизм
профессионала. Я не отрицаю своеобразия национальных мелодий, но считаю их только сырьём, над которым ещё поработает мастер. Вот тогда и родится искусство, доступное и понятное всем.
Вероятно, мои теории верны только для европейской музыки. Но последние 50 лет показывают, что японцы и китайцы музыкально европеизируются, и довольно быстро. А с европейской стороны встречное движение не так уж заметно. Европейские правила игры - более универсальны?
Правила игры одинаковы для всех. Именно поэтому бразильские футболисты играют в итальянских клубах, еврейские музыканты - в австрийских оркестрах, татарка Губайдуллина и эстонец Пярт живут и пишут музыку в Германии.
Первые правила современной музыки создавались в Италии, потом лидерство перешло к Германии. Там родились самые подробные разработки в области теории музыки. Когда Антон Рубинштейн создавал первую в России консерваторию, профессиональных музыкантов в стране не было. И он почти всех профессоров пригласил из Германии. Через пять лет его брат Николай открыл в Москве вторую консерваторию, и в её составе появился первый русский профессор Чайковский, ученик рубинштейновских немцев.
И в дальнейшем в российских консерваториях до 1917 года постоянно работали немцы, чехи, французы... А у генеральши фон-Мекк, приятельницы Чайковского, детей учил музыке домашний учитель Клод Дебюсси. (Ходили слухи о романе генеральши с молодым учителем музыки, но в постели их никто не поймал... Так что...)
Тут-то я и вернусь к тому, с чего начались эти долгие размышления.
Кирилл Кондрашин среди российских дирижёров был подчёркнуто европейским. Его подход к трактовке музыки, методика работы с оркестром, формирование репертуара - всё это отличалось от дирижёров т.н. национальной школы - Голованова, Иванова и др. Кондрашин требовал от оркестра европейской тщательности, ювелирной точности и чистоты исполнения. Этим качествам он придавал больше значения, чем темпераменту и чувственности. Может быть, поэтому он и не захотел работать в Москве, европейская концертная эстрада
оказалась привлекательнее, европейские оркестры - удобнее в работе.
Последователями его направления оказались Геннадий Рождественский, Юрий Темирканов, Марис Янсон, сторонники универсальной, общечеловеческой музыкальной культуры.

Музыка и слово
Верно, что музыка начитается с песни, а песни у каждого народа свои.
Опять же верно, что строй речи, сказывается на мелодике песни. Хотя,
бывают забавные совпадения, необъяснимые речью: шотландцы далеко на западе и китайцы далеко на востоке не сговариваясь пришли к пентатонике.
И влияние соседей на мелодику песни, конечно, очень сильно. Самый яркий пример - Испания. На испанскую песню сильно повлияли арабы (и евреи вместе с ними), а немного позже - цыгане. К сожалению, не знаю ни испанского, ни арабского, ни цыганского языков, поэтому не могу судить, как сказался строй речи на песнях этих народов. Но слушаю испанскую музыку с удовольствием, что подтверждает мою точку зрения на единство правил.

С другой стороны, песни ашкеназов явно демонстрируют германские и
славянские влияния. Я имею ввиду симметрично-квадратное строение мелодий, ритмическую организацию, последовательность аккордовых функций. Вековая ассимиляция сказалась не только на языке (идиш), но и на звуковом мышлении.
Конечно, при этом остаются какие-то очень древние интонационные следы, отсылающие слушателя к Ближнему Востоку.

И ещё о музыкальном взаимодействии слова и музыки.
Моцарт, Россини и Бизе написали оперы, действие которых происходит в
одном и том же городе - в Севилье.
"Свадьба Фигаро" - совершенно вненационально - "австрийская".
"Севильский цирюльник" - так же вненационально - "итальянский".
Ни тому, ни другому автору и в голову не пришло использовать испанский
песенный материал. Оба творили в рамках традиционных правил.
Романтик Бизе уже обратил внимание на местный колорит и спользовал
испанские мотивы. Но выйти за рамки традиционных правил не смог. Его
"Кармен" тоже осталась вненационально - "французской". Оказалось, что французскому ашкеназу трудно вжиться в мавританско-сефардский звуковой мир.

А музыка, действительно, универсальна для тех, кто её любит. Именно поэтому любители музыки во всём мире одинаково наслаждаются музыкой Моцарта и Чайковского, Шопена и Шостаковича, Мишеля Леграна и Дюка Эллингтона. Потому, что музыка не имеет национальности, в отличие от её автора.
Музыка - великолепная, очень сложная интеллектуальная игра.
Правила игры одинаковы для всех, и выигрывает тот, кто лучше играет.