Автор Тема: Воспоминания  (Прочитано 1730 раз)

Оффлайн Р.С.

  • Администратор
  • канареечный охотник
  • *****
  • Сообщений: 3331
Воспоминания
« : Октября 27, 2015, 14:19:15 »
Александра Казарновская.
-------------------------------
Увидела милое видео. Плещется воробей под струёй воды из под крана. Сидит смело на ладонях, доверяет человеку. И вспомнила..
В середине 70-х отец увлекался канарейками и рыбами. Одна стена большой комнаты была завешена клетками. В стенной шкаф, в темноту, ставились клетки с юными кенарами и крутилась, по много раз, пластинка с канареечными коленцами и трелями.. По другую стену располагались два двухсотлитровых аквариума. Другие аквариумы, небольшие, стояли по всем свободным местам в квартире, то там были рыбы на карантине, то они размножались, то надо отсадить мальков, в некоторых аквариумах просто растения, аквариум для циклопа, дафнии,( гаммаруса, каретры) аквариум для улиток. И даже как-то жили лягушки… Порой зимой выводились комары и зудели по ночам, не давая заснуть. В доме было бесчисленное количество компрессоров для аквариумов, всяческих крышек для аквариумов с освещением. Все время боялись оставить незакрытыми клетку или аквариум, наши сиамские кот Вася и кошка Маша были на страже. И если что, Васька оказывался плавающим в огромном аквариуме, очень его чёрные скалярии привлекали, а мы боялись и за рыб, и что кот утонет…
Утром в выходные отец ездил на Птичий рынок. Я непременно увивалась за ним. Ехали на электричке, чаще до платформы «Серп и Молот», а оттуда пешком. Вначале, бегло оглядывали ряды с рыбами, пробираясь с толпой в птичьи ряды, к канарейкам… Канареечники уже знали моего отца и он подолгу разговаривал с ними, то покупал новых птиц, то менялся канарейками. И каких у нас не было канареек! Лимонные, жёлтые, апельсиновые, совсем воробьиной расцветки, с хохолками , без. Что бы кенары хорошо пели , отец покупал щеглов, зеленушек, чижей. И если Пасха была поздняя, то мы отпускали диких птиц весной на волю… Это всегда было обидно, к ним же привыкаешь.
Пока отец разговаривал о канарейках, я шла смотреть на собак. И если собака уж очень мне нравилась, потом подводила отца посмотреть. Так мы купили как-то несчастного, с запутавшейся шерстью пса, породы лхасский апсо, у мужиков за три рубля семнадцать копеек, столько было у отца в кармане, столько стоила бутылка водки. Пёс прожил у нас 18 лет.
Первое время пёс сидел, забившись под софой, и рьяно рычал из темноты на все проходящие ноги. Как-то ночью проснулась от того, что кто-то крепко сжал мою ногу.. Пёс решил трахнуть мою ногу… Я не ругалась, погладила его, он лизнул меня в лицо и лег в ногах, с этого момента по ночам всегда приходил спать ко мне в ноги, и больше не прятался под софу. В те времена у нас жил московский той-терьер Иржик, и гуляя с псами, я кричала: «Иржик, Крошка! Домой!» И девочка из соседнего подъезда передразнивала меня: «Коржик, Окрошка! Домой!»
Утром, открывая балкон, что бы проветрить комнату и посмотреть как там на улице, частенько, непонятно откуда вылетали пробравшиеся в комнату воробьи… Это была паника для родителей. У воробьёв часто были клещи, а выводить клещиков у птиц довольно сложно. В те времена для этого доставали очень чистый керосин. Иначе канарейки начинали болеть, чесаться, у них выпадали перья. И очень чистый керосин считался авиационный. Мама моя давно растеряла друзей своего отца, конструктора авиамоторов, и как-то, после очередного визита воробьёв, родители разыскивали по всем знакомым причастных к авиакеросину…
Нашёлся лётчик. Целую неделю перезванивались. Лётчик оказался командиром самолёта летающего в загранку. И наконец-то наступил день встречи, оказалось, живёт он где-то около маминой работы, в центре и мама отправилась за керосином. Она приехала поздно, привезла баночку с керосином и кучу подарков, английский чай, пачку кофе и диковинные шоколадные конфеты.. Рассказала, что было много народу, много знакомых, и что ей очень понравился хозяин квартиры. И что на этот раз мы покинем отца… Отец тогда уже начал изменять, и мы знали о том , что в его жизни появилась другая женщина. Свекровь вечно пилила маму, что она сирота, и всё мечтала и хотела, вот сын ушёл бы из семьи, нашёл себе жену богатую, хозяйственную и нетворческую, и если он не ночевал дома, то никогда не выдавала его. Скандалы и измены отца уже тогда надоели. За мамой ухаживало много мужчин, и я не раз была свидетелем ,как мужики теряли голову от моей мамы, предлагали ей руку и сердце. Но она отвергала всех. И раз она сказала, что лётчик хороший человек, и она хочет уйти от отца, значит так и надо. Мама ничего не сказала отцу. Осторожно мы с ней обработали канареек…Через день лётчик должен был позвонить и мама познакомила бы меня с ним. .. Но ни через день, не через три, он не позвонил.. И тогда мама решилась позвонить сама. Но на том конце подошёл отец лётчика и сказал, сын разбился.. Оказалось, это правда, а про ту катастрофу рассказывали по всем новостям. Мама заплакала, отец не видел её слёз. И мне кажется ,тогда она как-то повзрослела…
И бурная жизнь нашей сумасшедшей семейки продолжилась , и страсти длились ещё много лет.
«Где шаблон, - там ошибок нет, где творчество, - там каждую минуту возможна ошибка».
В.В.Вересаев

Оффлайн Р.С.

  • Администратор
  • канареечный охотник
  • *****
  • Сообщений: 3331
Re: Воспоминания
« Ответ #1 : Октября 28, 2015, 20:20:05 »
А.Вертинский о чайной Москве начала 1900 годов:
" Были чайные, где любители чаепитий могли получить по вкусу десятки сортов разных чаёв: китайских, индийских, цейлонских, цветочных, зелёных, чёрных и пр. Целый печатный прейскурант подавался вам при заказе.
А были особые чайные на Трубе, с хозяевами, любителями певчих птиц. Туда ходила особая публика. Эти чайные были увешаны клетками с соловьями, дроздами, щеглами, малиновками, канарейками. Щебет оглушал вас, как только вы входили. И степенные, окладистые, бородатые купцы задумчиво слушали курских, воронежских, сибирских и таёжных, украинских и подмосковных соловьёв и спорили о красоте и чистоте голоса, о виртуозности их трелей и пр., восхваляя или порицая качества тех или иных певцов и доходя в этом до особой тонкости оценок, как истые знатоки и "искусствоведы".
«Где шаблон, - там ошибок нет, где творчество, - там каждую минуту возможна ошибка».
В.В.Вересаев

 

Электропочта: kenarfond@gmail.com
Телефон для связи: +7-903-225-4779